Врачи спасли строителя, случайно встрелившего себе в голову из гвоздомета

Строитель из Миннесоты (США) оказался в буквальном смысле на миллиметр от смерти. Он уже был готов забить гвоздь в стену с помощью гвоздомёта, как тот отскочил и гвоздь выстрелил прямо в лицо строителю. Ник Томпсон попросил друзей снять фото на телефон, чтобы понять, как он выглядит, когда в череп на несколько сантиметров зашел гвоздь.

“Это самая необычная вещь, которая случалась со мной и чуть не убила меня,» — сказал Томпсон журналистам. «Я даже не знаю, что ещё сказать».

Томпсон прибыл в местный госпиталь, даже не понимая, что в глазу у него торчит гвоздь, пока его друг не сделал фото.

“Я даже на знал, что у меня в глазу торчит гвоздь, и пока мы сидели в приемном покое, я все время говорил «Сделай фотку, сделай фотку!». И даже после этого я не мог в это поверить».

Хирурги удалили гвоздь, при этом Томпсон даже не потерял зрение, и мозг его остался неповрежден. Сейчас врачи следят, чтобы в организм не попала инфекция. Пострадавший сказал, что инцидент ещё раз напомнил о том, что действительно важно в его жизни, о двух его детях.

“Буквально ещё один миллиметр и это была бы лоботомия,” — сказал Томпсон журналистам. “Всего один миллиметр, и гвоздь проткнул бы глаз. Всего один миллиметр, и я был бы мёртв. Я удивлён, что всё обошлось при таком раскладе.”

Фонагнозия

Это очень странное и очень редкое заболевание, при котором человек не в состоянии распознавать голоса людей, которых он не видит. Для такого человека все голоса звучат одинаково, и в результате по телефону он просто не в состоянии общаться, поскольку не может узнать даже голос очень хорошо знакомого человека. До января 2009 года врачи считали, что такие случаи возможны только с пациентами, которые перенесли апоплексический удар, который затронул мозг. Но в январе 2009 года в больницу поступила женщина, которая родилась с этим заболеванием.

Фонагнозия

Интересно, что тональность звука, эмоции говорящего человека такие люди хорошо распознают. Но вот узнать, кому все же принадлежит голос, который они слышат, такие пациенты не в состоянии.

Ложная информация об операции

Мужчина, 50 лет, поступил с клинической картиной прободной язвы. 10 лет назад перенёс холецистэктомию, 2 года назад – операцию по поводу послеоперационной вентральной грыжи. В представленной справке указано, что герниопластика выполнена с применением полипропиленовой сетки. Для доступа в брюшную полость сняты швы с апоневроза. Никаких следов полипропиленовой сетки не обнаружено. Прободное отверстие в двенадцатиперстной кишке ушито. Глухой шов на ране брюшной стенки. Выздоровление.

В этом случае этика нарушена дважды:

  • купленная больным сетка не использована и не возвращена пациенту;
  • выдана заведомо фальшивая справка, обманывающая больного и дезориентирующая врачей.

В городскую больницу доставлена женщина 25 лет с острым животом. Со слов больной, 3 года назад в районной больнице произведена аппендэктомия по поводу острого аппендицита, о чем свидетельствует рубец в правой подвздошной области. Выполнив срединную лапаротомию, хирург обнаружил отек и инфильтрацию брюшины в правом боковом канале. После рассечения переходной складки «родился» забрюшинно расположенный флегмонозный червеобразный отросток. Аппендэктомия. Гладкое течение. Впоследствии больная рассказала следующее: 3 года назад хирург начал операцию под местной анестезией, «очень долго копался», потом дал наркоз и после операции сообщил, что был «тяжелый аппендицит и трудная операция».

После второй операции при выписке больная получила справку, в которой указано, что она перенесла аппендэктомию по поводу острого аппендицита. Ей разъяснили, что во время первой операции хирург ограничился частичным удалением червеобразного отростка. В оставшейся культе возникло воспаление, и во время второй операции был удален остаток отростка.

Хирург, выполнявший первую операцию, нарушил этические нормы, не сообщив больной, что червеобразный отросток не удален. Второй хирург оказался профессионально и этически на высоте.

Почти аналогичная ситуация произошла в связи с операцией на желчном пузыре. Женщина, 55 лет, поступила с клинической картиной острого холецистита. В правом подреберье был косой рубец, а на руках – справка, свидетельствующая о том, что 2 года назад выполнена холецистэктомия по поводу калькулезного холецистита. УЗИ позволило выявить желчный пузырь с множеством мелких камней. Хирург произвел холецистэктомию. Гладкое течение. В последующем уточнено, что первая операция ограничилась холецистостомией. По-видимому, врач, готовивший справку, допустил описку. Однако это не снимает ответственности с заведующего отделением, который поставил свою подпись под ошибочным документом.

Житейские проблемы иногда порождают противоречия между этическими и правовыми нормами.

В 6 часов утра хирурга разбудила знакомая, попросившая срочно осмотреть ее дочь. По мнению матери, у дочери приступ аппендицита, причем такой тяжелый, что она «сознание теряет». Увидев в постели белую, как мел, покрытую холодным потом 27-летнюю женщину, хирург диагностировал внутреннее кровотечение и определил показания к неотложной операции по поводу внематочной беременности. Больная еле пролепетала, что беременности не может быть и уточнила: «Не должно быть, муж четыре месяца в командировке».

Далее события развивались следующим образом. Хирург организовал перевозку больной в хирургический стационар, оформил историю болезни с предположительным диагнозом «острый аппендицит». Лапаротомия под эндотрахеальным наркозом выполнена правосторонним параректальным разрезом. Из брюшной полости аспирировано около 1 л крови. Без технических трудностей удалена правая фаллопиева труба. Затем хирург удалил червеобразный отросток. На пятые сутки больная выписана в удовлетворительном состоянии с характерными для аппендэктомии швами в правой подвздошной области и справкой, свидетельствующей об операции (аппендэктомии и сальпингэктомии), которые выполнены по поводу острого аппендицита и правостороннего сактосальпингса.

В этом случае налицо все признаки преступления: фальсификация диагноза при поступлении, выполнение нетрадиционного доступа, необоснованное медицинскими показаниями расширение объема операции, вымышленные диагнозы при выписке. Однако пусть в хирурга бросит камень тот, кто поступил бы иначе…

Странная больница

Случайный собеседник как-то поведал мне о своём приключении. Человек непьющий, он угодил в вытрезвитель.

Вытрезвитель

Вечером шёл домой, подвернул ногу. Не сильно, но побаливало. Щиколотка стала распухать. Вызвал “скорую”. Врачи приехали, посмотрели на пациента (почему-то издали) и сказали:

— Нужен рентген.

То ли эти врачи подрядились помочь вытрезвителю, чтоб выполнил план, то ли они работников вытрезвителя (близилось 1 апреля) решили разыграть, но погрузили пострадавшего в свою карету и повезли. Куда? В травмопункт? В больницу? Странная это оказалась больница. В регистратуре сидел небритый мужик, заполнял карточки. Наш герой бойко продиктовал паспортные данные. Мужчина на него с неодобрением посмотрел. Но ничего не сказал. А наш непьющий недотёпа и про свои служебные обязанности тоже рассказал, и про жену, которая в отъезде.

— А то бы, — говорит, — она меня к вам ни за что не отпустила, сама все сделала…

Регистратор как-то уклончиво кивнул. Прибывший не унимался:

— Нога несильно болит, но всегда лучше со специалистами проконсультироваться. У вас хорошие специалисты?

— Профессора, — лаконично ответил регистратор. — Сплошь академики.

Вызвал санитаров, те вместо рентгеновского кабинета повлекли беднягу, подталкивая его, в какой-то закуток, откуда металлический желоб вел вниз. Внизу, под расплющенным, как окончание водосточной трубы, тормозным отрезком лежал грязный матрац.

Санитар сказал:

— Съезжай!

Наш герой взъерепенился:

— Зачем? Мне рентген нужен. Я ещё больше ногу здесь искалечу!

Санитар командует:

— Не хватало с тобой время терять!

Подходит и пытается заломить пациенту руку. Тот даже сообразить не успел. Только в глазах от боли потемнело.

— Странная у вас больница. С пациентами странно обращаются, — лишь выговорил.

И покатился, как с горы.

Внизу увидел: больные на тюфячках спят. Всюду клетки железные. Ему тем временем предлагают в душ пройти. Он:

— Не до того, нога подвёрнута…

А врачи:

— Мы тебе голову свернём, если будешь кобениться.

До него стало доходить. А он, между прочим (очень кстати), незадолго до того освоил карате. Ну и продемонстрировал настырным лекарям знание некоторых приёмов…

Сопровождающие от него — бежать. Он — за ними.

Перепуганные, они мчатся наверх, в регистратуру, к телефону, набирают номер, кричат в трубку:

— Ошибка вышла! Кого-то не того привезли…

Друзья за пострадавшим приехали, доставили домой. Там — после выбившего его из колеи приключения — он, непьющий, на радостях, что ночёвки в вытрезвителе избежал, смертельно нарезался.

Из записей в историях болезни

  • Поступил мужчина, 23 года. Жалобы на боли в животе, тошноту, рвоту. Объективно живот увеличен в объёме, при обследовании матка не обнаружена. Диагноз — внематочная беременность.
    Беременный мужчина
  • Больной был обследован, был прооперирован, был хорошим человеком…
  • После приёма лекарств умерший почувствовал лёгкое недомогание.
  • Больной повёл себя плохо, после чего и был прооперирован второй раз.
  • После успешного лечения больной был выписан под наблюдение районного патологоанатома.